komi_permyak (komi_permyak) wrote,
komi_permyak
komi_permyak

Categories:

Геополитика США. Часть I (Stratfor, 24.08.2011): Неизбежная империя (1)

Stratfor_logo_on_Geopolitics_USA_geopolitics_2011_08_24-25

Текст Стратфора по геополитике США (2011 г.), перевод "Спутник и Погром" (2013 г.).
Вторую часть см. здесь: Геополитика США. Часть II: Американская идентичность и угрозы будущего // Stratfor, пер. Sputnik&Pogrom. 03.06.2013.

Геополитика США. Часть I: Неизбежная империя // Stratfor, пер. Sputnik&Pogrom. 03.06.2013.
http://sputnikipogrom.com/politics/2067/geopoliticsofamerica/
http://oko-planet.su/first/193611-stratfor-geopolitika-ssha.html
http://voprosik.net/geopolitika-ssha/
Stratfor_2011_08_24_The_Geopolitics_of_the_United_States_1_Sputnik&Pogrom

Друзья! Этот текст — первая часть огромной двухсерийной геостратегической справки «частного ЦРУ» Stratfor по США. Вероятно, вас также может заинтересовать их столь же подробная справка по России, которую мы также перевели и которая доступна по этой ссылке. Итак…
Пожалуйста, поблагодарите переводчика за титаническую работу, переслав ему денежную благодарность по следующим реквизитам:
Paypal: medvedev.dima@gmail.com
Яндекс-деньги: 410011058153911
Киви-кошелек: 9166111112
НАЧАЛО (часть 1 из 3)
Часть 2 см. здесь
Часть 3 см. здесь

Большинство американцев, как и почти все остальные народы Северной и Южной Америки, изначально не проживали на территории, которая затем превратилась в США. Американцы представляют собой помесь народов из дюжины Западно-Европейских государств, смешанных с более мелкими группами, прибывшими из сотни других стран. Все в Новом Свете стремились к тому, чтобы в результате упорного труда на американском континенте была создана современные нация и государство. Бразилия является прекрасным примером того, как тяжело может проходить подобный процесс. Пример Соединённых Штатов лежит по другую сторону спектра.
Американская география впечатляет. Бассейн реки Миссисипи вместе с Береговым каналом суммарно имеют большую протяженность внутренних судоходных путей, чем весь остальной мир вместе взятый. Американский Средний Запад может похвастаться как этими путями, так и расположенными здесь крупнейшими в мире неразрывными сельскохозяйственными угодьями. Атлантическое побережье США обладает большим количеством крупных гаваней, чем все остальное Западное полушарие вместе взятое. Два огромных океана изолируют США от азиатских и европейских держав, пустыни отделяют их от Мексики на юге, в то время как озера и леса отделяют канадские населенные пункты от американских. Соединенные Штаты обладают капиталом, излишками продовольствия и физической изоляцией, которые в значительной степени превышает те, что есть у любой другой страны. Таким образом, как и в случае с турками, важность американцев для мира заключается не в том, кем они являются, а в том, где они расположены.

Ядро Северной Америки

Североамериканский континент представляет собой треугольник, расположенный в зоне умеренного климата в Северном полушарии. Размеры континента таковы, что его север достигает Арктики, а юг расположен в зоне тропиков. Преобладающие ветровые потоки несут влагу через весь континент с запада на восток.
С точки зрения климата континент состоит из ряда широких, тянущихся с севера на юг зон с осадками, количество которых в значительной степени определяется продольным рельефом суши. Скалистые горы (основной горный хребет в системе Кордильер Северной Америки — прим. переводчика), занимающие запад северной и центральной частей континента, создают «дождевую тень» (регион с относительно низким количеством атмосферных осадков по сравнению с окружающей местностью, находящийся на подветренной стороне горного хребта, который задерживает продвижение дождевых облаков — примечание переводчика) на территории, которую в просторечии называют Великими равнинами, и которая расположена к востоку от горной цепи. Восточнее этой полуаридной зоны находятся хорошо обеспеченные влагой равнины — прерии США и Канады. Пахотные земли, расположенные здесь, являются наиболее продуктивными и самыми большими непрерывными по площади пахотными землями на планете.
К востоку от этих главных американских пахотных земель находится вторая горная цепь — Аппалачи. Несмотря на то, что данная горная цепь много ниже и тоньше Скалистых гор, она все равно составляет значительное препятствие для перемещения и экономического развития. Однако меньшая высота над уровнем моря вкупе с широтой прибрежной равнины Восточного побережья не приводит к эффекту «дождевой тени» Великих равнин. Таким образом, прибрежные равнины Восточного побережья повсеместно получают достаточный объём осадков.
В северной и южной части континента подобное деление по долготе не столь ярко выражено. К северу от Великих озёр расположен Канадский щит, территория, где многократное оледенение уничтожило большую часть верхнего слоя почвы. Вкупе с более холодным климатом это привело к тому, что данные территории не такие производительные по сравнению с территориями на юге или на западе и поэтому даже в наше время остаются малозаселенными. На юге — в Мексике — размер континента резко сужается с 5000 километров до, в лучшем случае, 2000 километров, а в большинстве своём менее чем до 1000 километров. Мексиканская часть континента расположена в долготной зоне Скалистых гор и Великих равнин, поднятие значительного участка земной коры вкупе с сухим климатом являются причиной того, что у этих земель нет сельскохозяйственного потенциала, свойственного Канадским Прериям или американскому Среднему западу.
Географическим окончанием континента является перешеек переменной ширины, известный как Центральная Америка — территория со слишком влажным климатом и слишком изрезанным рельефом местности для того, чтобы развиться в нечто большее, чем ряд отдельных городов-государств, не говоря уже о возникновении единой страны, способной оказывать влияние на политику на континенте. Из-за гористого и болотистого ландшафта в месте, где встречаются два американских континента, до сих пор нет дорожной сети, связывающей их, так что две Америки лишь косвенно влияют на развитие друг друга.
Наиболее отличительной и важной особенностью Северной Америки является наличие развитой речной сети в средней трети континента. Несмотря на то, что составляющие этой сети по своему объему и длине больше, чем все остальные реки мира, не это отличает их от всех остальных в лучшую сторону. Лишь немногие из входящих в эту сеть рек начинаются высоко над уровнем моря, что делает судоходными огромные участки этих рек. В случае Миссисипи — главой реки сети, которая берёт начало к северу от Миннеаполиса — речь идёт о 3000 километров вглубь страны.
Данная речная сеть состоит из шести отдельных речных систем: Миссури, Арканзас, Ред-Ривер (Южная Ред-Ривер), Огайо, Теннесси и, конечно, Миссисипи. Единство этой речной системы значительно повышает пригодность региона для развития, а также его экономическую и политическую мощь. Во-первых, перевозка товаров по воде на порядок дешевле их сухопутной транспортировки. Конкретный показатель зависит от уровня развития технологий и от ландшафта, но в США в век нефти стоимость перевозки по воде дешевле перевозки по суше от 10 до 30 раз. Один этот факт делает страны с развитым водным транспортом потенциально более богатыми по сравнению со странами, имеющими в своем распоряжении только сухопутные методы транспортировки. Именно благодаря этому фактору самыми мощными экономиками мира в последние 500 лет были Япония, Германия, Франция, Великобритания и США.

Таблица. Стоимость перевозок по видам транспорта (US transport costs)
Stratfor_2011_08_24_The_Geopolitics_of_the_United_States_2_US_transport_costs

Во-вторых, Большой бассейн Миссисипи накладывается на пахотные земли Северной Америки. Обычно пахотные земли, совпадающие по размеру со Средним Западом, не используются в полной мере, так как стоимость доставки продукции до густонаселенных территорий значительно влияет на стоимость продукции. Евразийские степи являются прекрасным тому примером. Даже в наше время российские и казахстанские урожаи порой успевают сгнить до того, как попадут на рынки сбыта. Для использования потенциала этих земель на все сто процентов требуется создание и поддержание огромных транспортных сетей. Но не в случае Большого бассейна Миссисипи. Основная часть сельскохозяйственных земель находится в пределах 200 км от судоходных рек. Автомобильный и железнодорожный транспорт до сих пор используются для сбора, но почти повсеместное присутствие речных портов позволяют фермерам легко и дёшево отправлять свою продукцию не только на рынки Северной Америки, но всего мира.
В-третьих, единство речной сети значительно упрощает вопрос политической интеграции. Все люди, живущие в бассейне реки, являются частью одной экономической системы, гарантирующей постоянство связи и общность интересов. Очевидно, что тут также не обходится без некоторого регионализма, но это не Северная Европа, где ряд отдельных речных систем привели к созданию нескольких национальных идентичностей.
Стоит кратко пояснить, почему Стрэтфор сфокусировался на описании судоходных рек, а не побережья. Во-первых, судоходные реки по определению «обслуживают» в два раза большую территорию (у рек два берега, у побережья — одно). Во-вторых, на реки не влияют приливы, поэтому постройка и поддержание необходимой инфраструктуры обходится дешевле. В-третьих, вместе с океанским штормом приходит и штормовой нагон воды, который может потребовать эвакуацию океанских портов. Ничто из вышеуказанного не отменяет полезности приморских портов, но с точки зрения способности генерировать капитал прибрежные районы уступают территориям с судоходными реками.

Карта. Мощность пахотного слоя в Северной Атлантике (North Atlantic Cropland Intensity)
Stratfor_2011_08_24_The_Geopolitics_of_the_United_States_3_North_Atlantic_Cropland_Intensity

Существуют три другие морские по своей сути особенности, которые усиливают преимущества, предоставляемые Большим бассейном реки Миссисипи. Первое — это крупные «вмятины» на североамериканском побережье, которые обеспечивают регион безопасными заливами и естественными глубоководными гаванями. Наиболее очевидными примерами являются Залив Святого Лаврентия, Залив Сан-Франциско, Чесапикский Залив, Залив Галвестон и пролив Лонг-Айленд вместе с Заливом Нью-Йорка.
Второй особенностью являются Великие озёра. В отличие от Большого бассейна Миссисипи они не являются естественно судоходными из-за замерзания воды и наличия препятствий типа Ниагарского водопада. Тем не менее, за последние 200 лет в основном Канадой были проведены значительные инженерные гидрологические работы, призванные обеспечить полноценную навигацию по озёрам. После 1960 года Великие озёра, врезающиеся вглубь на половину континента, обеспечили вторую водную транспортную систему, которая открыла для пользования дополнительные территории и обеспечила еще большие возможности для создания капитала. Выгоду от этой системы получают, в основном, более теплые земли, расположенные в США, чем более холодные канадские, однако в связи с тем, что Великие озера являются единственным для Канады способом добраться до внутренних территорий страны, то и за инженерные работы платили в основном канадцы, а не американцы.

Карта. География Северной Америки (North America's Geography)
Stratfor_2011_08_24_The_Geopolitics_of_the_United_States_4_North_America's_Geography

Третьей и самой важной особенностью являются острова-барьеры, которые расположены параллельно восточному побережью и побережью Мексиканского Залива. Эти острова позволяют речному траффику Миссисипи продолжать свое движение по безопасному Береговому каналу на протяжении всего пути на юг к реке Рио-Гранде и на пути на север к Чесапикскому Заливу. В дополнение к тому, что цепь островов служит своеобразной океанической рекой, их близость к дельте Миссисипи создаёт возможность для продолжения перевозки грузов речными судами, что, по сути, приводит к тому, что политические и экономические объединительные тенденции, происходящие в бассейне Миссисипи, распространяются и на восточную прибрежную равнину.
Таким образом, Большой бассейн реки Миссисипи является ключевой территорией на континенте, и тот, кто контролирует эту территорию, будет не только господствовать на восточном побережье и в районе Великих озер, но также будет иметь сельское хозяйство, транспортную систему, объёмы торговли и степень политической унификации, достаточные для того, чтобы стать мировой державой. И всё это будет возможно даже без необходимости взаимодействия с остальными частями глобальной системы.
Безусловно, североамериканский континент не ограничен приведённой выше ключевой территорией и её окрестностями. Есть и другие земли, пригодные для ведения сельского хозяйства: территория севернее Большого бассейна реки Миссисипи в южной части центральной Канады, территория к северу от озёра Эри и Онтарио, Приатлантическая низменность, окаймляющая южное окончание Аппалачей, Калифорнийская долина, прибрежная равнина на Тихоокеанском Северо-Западе, Мексиканское нагорье и земли в регионе Веракрус.
Но даже все эти регионы вместе взятые значительно меньше, чем американский Средний Запад и не так хороши с точки зрения ведения сельского хозяйства. Изначально несудоходным Великим озёрам требуются дорогостоящие каналы. Прериям юга центральной Канады также недостаёт речной транспортной системы. Калифорнийской долине нужна ирригация. Мексиканское нагорье наполовину состоит из пустыни, также там нет судоходных рек.
Стекающие с восточной стороны Аппалачей реки Приатлантической низменности не являются протяжёнными и не связаны между собой. Это делает их гораздо более похожими на реки Северной Европы в том смысле, что они локализуют экономическое существование и поощряют формирование разных политические идентичностей, в итоге разделяя регион, а не объединяя его. Формирование таких локальных идентичностей вместо одной общенациональной идентичности во многом привело к Гражданской войне в США.
Но и польза от этих регионов не распределяется равномерно. Территории, на которой сейчас расположена Мексика, не хватает даже одной судоходной реки любого размера. Её сельскохозяйственные зоны разобщены, страна является счастливым обладателем лишь небольшого числа хороших природных гаваней. Климат на севере Мексики слишком сухой, в то время как на юге — чрезмерно влажный, и обе зоны слишком гористые для обеспечения крупных населенных пунктов или развития сильного сельского хозяйства. Кроме того, регион обладает пересечённым рельефом местности, что делает любые перемещения дорогостоящими, а поддержание власти центрального правительства — затруднительным. Результатом является беззаконие в землях картелей на севере и периодические спазмы сепаратистской активности на юге.
Водная транспортная система Канады во многом превосходит мексиканскую, однако она бледнеет по сравнению с оной в США. Первым негативным фактором является то, что помимо необходимости в значительной инженерной переработке, Канада использует Великие озёра наравне с США. Во-вторых, имеющийся Морской путь Святого Лаврентия является добротным вариантом (опять же, при соответствующих инженерных работах), но он обслуживает регион со слишком холодным для возникновения многочисленных густонаселённых пунктов климатом. Канада не может похвастаться наличием судоходных рек, что приводит к тому, что для некоторых провинций, в частности для Провинции Прерий и Британской Колумбии, привлекательнее выглядит интеграция с Соединенными Штатами с их более дешевой логистикой, климатом, поддерживающим больший размер населения и доступными рынками сбыта. Кроме того, Канадский щит существенно ограничивает возможности развития. Этот обширный регион, охватывающий более половины территории Канады и жестко отделяющий Квебек, Монреаль, Торонто и Провинции Прерий, имеет скалистый пересечённый ландшафт, идеально подходящий для гребли на каноэ и пешего туризма, но непригодный для сельского хозяйства или постоянного проживания.
Пока США сохраняют сплошной контроль над ядром североамериканского континента, который обеспечивает независимые и связанные между собой выходы в океаны, точное расположение южных и северных границ не слишком влияет на континентальную политику. Пустыни Чиуауа и Сонора являются серьезным барьером для движения в любом направлении, что делает неглубокую (её можно перейти вброд — примечание переводчика) Рио-Гранде естественной, но вряд ли безусловной границей между США и Мексикой. Восточная часть границы на юге может проходить как 300 км севернее, так и южнее от своего нынешнего положения (в настоящее время крупнейшие порты приграничной зоны, Браунсвилл и Корпус-Кристи, расположены на американской стороне границы). По мере продвижения границы на запад в бесплодные земли Нью-Мексико, Аризоны, Чиуауа и Соноры, вариативность прохождения линии границы значительно увеличивается. Даже контроль над устьем реки Колорадо, которая впадает в Калифорнийский залив, не является критичным в связи с тем, что развитие ГЭС в США привело к тому, что чаще всего река даже не доходит до залива, что делает её бесполезной в смысле логистики.
На севере Великие озёра являются идеальным местом для проведения линии границы, однако точное положение границы по всей остальной территории не столь важно. На востоке от озёр территория состоит из невысоких гор и густых лесов, а это не тот тип ландшафта, который бы способствовал созданию капитала, способного бросить вызов Восточному побережью США. Граница здесь теоретически могла бы проходить в любом месте между Морским путём Святого Лаврентия и штатом Массачусетс без ущерба для населённых пунктов Восточного побережья (хотя, конечно, чем дальше пролегает граница, тем более безопасным будет положение оных). К западу от озер расположены прерии, которые можно легко пересечь, однако земля там слишком холодная и часто слишком засушливая, что, как и на востоке, делает невозможным создание и поддержание крупных населенных пунктов. До тех пор, пока граница проходит севернее обширного водного бассейна реки Миссури, вопрос о прохождении её точной линии является чисто теоретическим, а по мере приближения к Скалистым горам становится этот эффект лишь усиливается.
В западной части границы с Канадой есть одна зона, которая может служить причиной напряжения. Вход в Пьюджет-Саунд (система заливов на территории штата Вашингтон — примечание переводчика) — одной из лучших в мире природных гаваней — контролируется островом Ванкувер. Большая часть территории здесь контролируется США, однако сам остров принадлежит Канаде, в действительности, столица провинции Британская Колумбия, город Виктория, расположен на южном конце острова именно по причине стратегической важности этого места. Однако значительная удаленность региона от Торонто (3000 километров) вкупе с соотношением населения 1:12 между Британской Колумбией и Западным побережьем сводит на нет вероятность канадской агрессии.
Общеизвестно, что США начались с 13 восставших колоний, расположенных на восточном побережье центральной трети североамериканского континента. Но создание США как единого территориально-государственного образования поначалу не было неизбежным. Франция контролировала значительную часть пригодной земли, которая в дальнейшем позволила США прийти к власти, в то время как территории Испанской империи в Новом Свете имели более сильную экономику и большее население, чем молодое государство. Большинство из 13 колоний по европейским меркам были слабозаселёнными — только Филадельфию можно было без натяжки назвать городом в европейском понимании, да и та была обеспечена лишь базовой инфраструктурой. В дополнение ко всему, реки здесь текли с запада на восток через прибрежную равнину, скорее стимулируя изоляцию локальных идентичностей, а не их унификацию.
Но юные Штаты имели два преимущества. Во-первых, все без исключения европейские империи рассматривали свои территории в Новом Свете как второстепенные. Для них настоящая игра и настоящая война происходила на континенте, расположенном в другом полушарии. Заморские колонии были для европейцев дополнительным источником дохода или фишками на европейском покерном турнире. Франция даже не утруждала себя использовать свои американские колонии для того, чтобы избавиться от нежелательных элементов общества, а Испания предоставляла своим наместникам широкую свободу в методах управления имперскими территориями, так как до тех пор, пока поставки серебра и золота продолжали прибывать, было не столь важно, как они это делают. С учетом того, что внимание европейцев было сосредоточено на других местах, молодые Соединенные Штаты имели возможность развиваться, будучи относительно свободным от европейских притязаний.
Во-вторых, в момент своего рождения США не имели каких-либо значительных географических вызовов. Система островов-барьеров вкупе с наличием рек предоставляла возможности по проведению стремительной экономической и культурной экспансии по всему Восточному побережью. Прибрежная равнина, в особенности та её часть, которая потом станет Американским Югом, была достаточно широкой и хорошо орошаемой, чтобы позволить устойчивую экспансию городов и фермерских хозяйств. Выбор был ограничен, но и вызовы, стоявшие перед молодым государством, не были значительными. Это не Англия, остров, с ранних пор вкладывающий значительные средства в развитие морского флота. Это не Франция, страна, имевшая три побережья и две сухопутные границы, что заставляло Париж постоянно иметь в виду возможность отражения атак с нескольких направлений. Это не Россия, огромная страна, страдающая от короткого посевного сезона и вынужденная тратить огромные суммы на инфраструктуру, чтобы иметь возможность прокормить себя. Вместо этого в первые несколько десятилетий США имели возможность развиваться в относительной безопасности. Не было необходимости в постоянном беспокойстве по поводу любых значительных военных или экономических вызовов, таким образом, не требовалось содержание большой армии. Все силы молодой страны были направлены на устойчивое развитие. Если сложить все вместе, то прекрасная естественная транспортная система, наложенная на плодородные земли отличного качества, плюс соседство с двумя меньшими и слабыми силами в результате даёт неизбежное превращение в великую державу любому, кто контролирует среднюю треть Североамериканского континента.
С учетом данных базовых вводных американская политика представляла собой несколько целей, которые необходимо было достичь для того, чтобы стать успешным государством. Об этих целях редко говорят вслух, скорее речь идёт о неосознанном наборе рекомендаций, в основе которых лежит география, и которым следует большинство правительств, вне зависимости от их состава и идеологии. Стратегические императивы США представлены далее в пяти частях. В принципе, данные императивы расположены по порядку, однако между первой и второй двойками есть значительная временная разница.


1. Господство в Большом бассейне реки Миссисипи

Молодая нация была особенно уязвима по отношению к своему бывшему хозяину. Первые 13 колоний были жестко интегрированы в экономику Британской империи, а торговля с другими европейскими странами (в то время в Западном полушарии не было других независимых государств) требовала перемещений по океану, где господствовали британцы. В дополнение к этому изначально прибрежный характер колоний делал их легкой добычей для того же флота в случае эскалации конфликта, примером чего были события 1812 года, когда был разорен Вашингтон.
Есть только два способа защиты прибрежных зон от атаки с моря. Первым является строительство собственного флота. Но создание и содержание флота очень дорого, а все, что могли себе позволить США в первые полвека своего существования — создание торгового флота для поддержки торговли. Французский флот был на стороне США во время Войны за независимость, дабы противостоять британскому флоту, но после того, как суверенитет страны был обеспечен, Париж более не был заинтересован в сохранении своего влияния на восточном побережье Северной Америки (в действительности же почти вступил в войну с новообразованным государством в 1790е).
Второй способ защиты побережных поселений заключается в развитии территорий, которые не зависят от моря целиком и полностью. Именно в этот момент и был сделан тот задел на будущее, благодаря которому США станут мировой державой, ибо той необходимой стратегической глубиной, которую предлагал североамериканский континент, был Большой бассейн реки Миссисипи.
Достижение стратегической глубины было как экономическим, так и военным требованием. Помимо нескольких исключений, американское население располагалось вдоль побережья. Но и эти исключения не были защищены от морской экспансии, например, до Филадельфии можно было добраться по рекам. США полностью зависели от готовой продукции и рынков сбыта Британской империи, а также от многих типов сырья, в особенности от угля и железной руды. Экспансия вглубь континента позволяла штатам заменять внешние поставки сырьем из шахт, расположенных в Аппалачах. Но те же самые горы являлись границей того, насколько американцы могли продвинуться в своей экспансии. Аппалачи хоть и не являются Швейцарскими Альпами, но они были достаточно массивны для того, чтобы быть препятствием на пути быстрой и основательной экспансии. Даже путешествие до долины реки Огайо, которая с самого начала была территорией США, было трудным именно из-за Аппалачей. Также с Огайо была связана еще одна проблема: она впадала в Миссисипи, западный берег которой являлся частью французской Территории Луизиана, а дельта Миссисипи контролировалась с помощью основанного французами Нового Орлеана.
США решили эту проблему в три подхода. Первой частью была покупка Территории Луизиана у Франции в 1803 году. (Технически, Территория Луизиана в тот момент была закреплена за Испанией. Право владения перешло к испанцам в результате Парижского мирного договора 1763 года, который положил конец Семилетней войне. В октябре 1800 года Испания и Франция тайно договорились о возврате этих земель Франции, однако информация об этой договорённости не была предана публичной огласке до момента продажи её США в июле 1803 года. Таким образом, между 1762 и 1803 годами данные земли являлись собственностью испанской короны, но управлялись они вперемешку испанцами, французами и американцами.)
В то время Наполеон готовился к войнам, которые позднее будут названы его именем. Франции не только требовались наличные, ей также хотелось избавиться от необходимости обеспечивать безопасность большой, но слабозаселённой территории в другом полушарии. Покупка Территории Луизиана не только удвоила размеры США, но также обеспечила владение практически всей территорией бассейнов рек Миссисипи и Миссури. Включение в условия сделки Нового Орлеана предоставляло США полный контроль над всем бассейном реки. После покупки встала задача освоения новых земель. Некоторые из поселенцев прибывали из Нового Орлеана, однако большинство из них прибыло другим маршрутом.

Карта. Расширение США в Северной Америке (US Expansion in North America)
Stratfor_2011_08_24_The_Geopolitics_of_the_United_States_5_US_Expansion_in_North_America

Создание оного маршрута стало следующим этапом плана по стратегическому углублению. Этот тракт назывался Национальное шоссе, или шоссе Камберленд. Оно соединило Балтимор сначала с Камберлендом, штат Мэриленд, основным местом навигации по реке Пото?мак, а затем к 1818 году было продолжено далее до долины реки Огайо, города Уилинг, штат Западная Виргиния. В дальнейшем шоссе пролегло через штаты Огайо (1818 год), Индиана (1832 год) и Иллинойс (1838 год), пока в 1840-е не достигло Джефферсон-Сити, штат Миссури. Именно эта дорога (теперь известная как U.S. Route 40 или Interstate 70) позволила американским пионерам заселить штаты Огайо, Индиана, Иллинойс и Миссури и обеспечила им первоначальный доступ в штаты Мичиган, Висконсин, Айова и Миннесота. На протяжении большей части XIX века это шоссе было самым загруженным, оно позволило американцам не только заселить приобретенную Территорию Луизиана, но и использовать земли, уступленные им англичанами в 1787. С окончанием постройки дороги первые 13 колоний, наконец, связали себя с Большим бассейном реки Миссисипи с помощью пути, который был защищён от посягательств извне.

Карта. Заселение США (Settling of the United States)
Stratfor_2011_08_24_The_Geopolitics_of_the_United_States_6_Settling_of_the_United_States

Третьим этапом ранней американской экспансионистской стратегии было расширение Национального шоссе с помощью нескольких поселенческих путей, наиболее известным из которых стал Орегонский путь (тропа). Будучи менее развитым с точки зрения инфраструктуры, чем Национальное шоссе, Орегонский путь сделал доступными куда более обширные территории. С помощью него заселялись штаты Канзас, Небраска, Вайоминг, Айдахо и Орегон. От пути также ответвлялись Мормонская, Бозманская, Калифорнийская и Денверская тропы, при помощи которых поселенцы достигли штатов Монтана, Колорадо, Юта, Невада и Калифорния. Эти тропы активно использовались с начала 1840-х годов и до 1869 года, когда была запущена первая трансконтинентальная железная дорога США. Она снизила время путешествия с Западного до Восточного побережья с шести месяцев до 8 дней и снизила издержки на 90% (около $1100 по ценам 2011 года). Река поселенцев превратилась в поток, что окончательно цементировало гегемонию США над этими территориями.
Луизианская покупка, Национальное шоссе и Орегонский путь вместе обеспечили самую масштабную и быструю культурную экспансию в истории человечества. Весь процесс от начала и до конца потребовал меньше 70 лет. Однако следует заметить, что последняя часть этого процесса, обеспечение безопасности Западного Побережья, не был критичным для американской безопасности. Долина реки Колумбия и Калифорнийская долина не являются критически важными для Америки. Будучи независимыми, они не способны стать силой, которая бы могла угрожать Большому бассейну реки Миссисипи. Это не значит, что данные территории не являются привлекательными или являют собой чистый убыток для США. Помимо прочего, они обеспечивают выход США к торговому бассейну Тихого океана, но всё же контроль над ним не является императивом для США в области безопасности.


2. Избавление от всех наземных угроз Большому бассейну реки Миссисипи



Часть 2 см. здесь
Tags: 3-я мировая война, stratfor, США, геополитика, геостратегии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments