komi_permyak (komi_permyak) wrote,
komi_permyak
komi_permyak

Category:

Мозги Казахстана переезжают к Голове Президента Казахстана. Трансфер КИСИ и ФПП из Алма-Аты в Астану

Вместе с четырьмя другими экспертами прокомментировал Михаилу Дмитриевичу Паку переезд Казахстанского института стратегических решений и Фонда Первого Президента Казахстана из южной столицы Алма-Аты в северную столицу Астану:
"Ряд решений лежит на поверхности. Это, в первую очередь, трудоустройство максимального количества лучших экспертов в остающихся в Алматы филиалах КИСИ и Фонда первого президента. Более того, структурировать их по примеру Москвы и Петербурга. Дело в том, что многие аналитические центры в Москве опираются в немалой степени на интеллектуальный ресурс северной столицы РФ, и в таких связках обычно питерцы представляют более фундаментальное академическое знание, что придает итоговым материалам нужную глубину и более высокое качество. Но главное - ключевые исследования из Казахстана часто заказываются в России, поэтому необходима прямая экспансия казахских мозговых центров в Россию, прежде всего в Москву и Санкт-Петербург, а также в Томск, Новосибирск, Екатеринбург. И в интересах государства Казахского, чтобы такие центры возглавляли алматинцы".

Есть сомнения, что новыми руководителями этих двух структур поставят действительно сильных аналитиков и энергичных организаторов (скорее, я думаю, назначат дисциплинированных чиновников). Однако сама необходимость в переезде не может подвергаться никакому сомнению - бесконечно долго ситуация, когда голова (президент Казахстана Нурсултан Назарбаев) находится в одном городе, а мозг (ведущие think tanks Казахстана - Фонд первого президента, Казахстанский институт стратегических исследований, Институт политических решений и др.) совершенно в другом городе, продолжаться не могла. Свершилось то, что свершилось, и будем надеяться, что потенциал алмаатинцев государство сможет полностью использовать уже в новой реальности, новой реальности для аналитического и экспертного сообщества Казахстана.


На фото: шеф-редактор агентства REGNUM по Казахстану Пак Михаил Дмитриевич, 24 мая 2011 года, Алма-Ата.

Об авторе: Пак Михаил Дмитриевич - журналист, блогер.

По совместительству - шеф-редактор агентства REGNUM (Москва, Россия) по Казахстану. В разное время работал в газетах, на радио, телевидении, но считает себя, прежде всего, газетчиком. Любит свою работу, хотя она не всегда отвечает ему пылкой взаимностью. Убежденный поборник чистоты русского языка и хорошего виски. Курит, дерется и ругается матом, скрывая за внешними проявлениями агрессии два высших образования и неудавшуюся попытку стать японистом-филологом. Ничего не может поделать с изменением формата медиа, поэтому предпочитает работать в конвергентных редакциях, внося посильный вклад в их развитие.



Михаил Пак: Нужны ли Астане политологи? Размышления о судьбе "мозговых трестов" и "фабрик мысли" в случае их переезда в столицу. Переезд КИСИ и Фонда первого президента в Астану комментируют Ерлан Смайлов, Расул Жумалы, Александр Собянин, Мурат Лаумулин и Марат Шибутов. // Central Asia Monitor. 26.04.2012.
http://camonitor.com/archives/3688
http://www.quorum.kz/ab/news/vlast/27042012111056/nuzhny_li_astane_politologi
http://www.neonomad.kz/neonomadika/politika/index.php?ELEMENT_ID=7398
http://sobiainnen.livejournal.com/47386.html
(статья под катом)
-

Два крупнейших отечественных "мозговых центра" - Фонд первого президента (ФПП) и Казахстанский институт стратегических исследований при президенте РК (КИСИ) вынашивают планы переезда в столицу. И если по КИСИ вопросы еще остаются, то ФПП, по данным из надежных источников, уже определился с вектором своего физического присутствия совершенно однозначно. "Фабрика мысли" имени главы государства отныне будет базироваться поближе к центру принятия решений. Но решения политиков столкнулись с прозой жизни: далеко не все сильные аналитики согласны переехать из Алматы в Астану. Обозреватели Central Asia Monitor позволили себе задуматься: а как может повлиять разделение аналитического сообщества по географическому принципу на конечный продукт ключевых исследовательских структур страны?

На первый взгляд, ничего нелогичного в переезде отечественных think tank в столицу страны нет. Аналитикам попросту необходимо быть ближе к центрам принятия решений - в этом смысле передислокация должна дать колоссальный синергетический эффект: сращивание аналитических структур с властью в подавляющем большинстве случаев должно привести к повышению качества вырабатываемых решений - как минимум, политическая элита страны будет разбавлена носителями качественных знаний и стратегических моделей. Если рассуждать в этом контексте, то уже совсем скоро во власти должен произойти качественный скачок. А в идеале - научное сообщество, состоящее на службе государства, должно прийти к американской модели.

Похожего мнения придерживается и российский специалист, руководитель аналитического центра Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин, который в беседе с корреспондентом газеты подчеркнул, что "переезд в Астану ведущих мозговых центров Казахстана - ФПП и КИСИ - безусловно, верное, давно назревшее и нужное решение. От этого будет польза государству, но лишь в том случае, если это увязано с рядом других решений, является лишь частью стратегического плана по усилению аналитической составляющей информационного обеспечения деятельности высших органов управления Республики Казахстан. Насколько это хорошо продуманное или же, напротив, спонтанное решение, увидим уже в конце 2012 года по качеству вырабатываемых для президента и правительства Казахстана рекомендаций", - уверен эксперт.

С последним тезисом невозможно не согласиться: логика переезда "фабрик мысли" поближе к политической столице Казахстана не всегда однозначна. Доподлинно известно, например, что в южной столице планируют остаться самые сильные кадры КИСИ - и с одним только этим связан солидный пласт переговоров, а также отсутствие новости о переезде в публичном информационном поле страны. Но главное - невозможно ничего сказать навскидку об условиях гипотетического переезда, а важнее всего - о планируемых задачах. Ведь для чего-то понадобился Астане научный потенциал республики?


Think tank`и наши быстры


Чтобы понять, куда клонят чиновники, давайте попробуем понять, кого можно определить в категорию "мозговых трестов"? Здесь все достаточно просто: подавляющее большинство опрошенных Central Asia Monitor специалистов выделяют три структуры, которые работают как полноценные "фабрики мысли", - это не только упомянутые КИСИ и Фонд первого президента, но и частный Институт политических решений, очень громко заявивший о себе работой в публичном пространстве. Все три структуры решают глубинные задачи, которые сформулированы аналитиками журнала "Центр Азии", близкого к сообществу КИСИ. По мнению автора исследования Алексея Иконникова, "вопрос о качестве политико-экономической аналитики в настоящее время перешел из сугубо научного формата в общегосударственную проблему. Чем точнее и глубже будет информация о существующих угрозах, тем эффективнее можно будет им противодействовать. В Казахстане за формирование этой информации отвечает группа "мозговых центров", занятых в сфере экономического и политического анализа. Или, как их называют на Западе, think tanks". В идеале, по Иконникову, "очевидна четкая связь аналитических задач с государственными интересами. (…) В тесной связи с геополитическим полем необходимо видеть ситуацию и возникающие угрозы в собственном доме. Нам нужно глубоко понимать демографические, социально-культурные, экономические процессы в их развитии и в контексте историко-политических, социально-культурных, исторических факторов".

Соглашаясь с высказыванием по форме, трудно признать его правоту в практическом поле - в смысле применения экспертных знаний политиками: да, в любом государстве, а особенно в сильных (США, например), экспертное знание играет крайне важную роль. И более того, генерируют общественную и политическую мысль в основном частные структуры, умеющие управлять не только информацией, но и контекстом. При этом сравнивать казахстанское экспертное сообщество с центрами вроде Stratfor довольно сложно - в первую очередь, именно из-за его невостребованности. Можно сколько угодно говорить о восстановлении научных школ и экспертного потенциала, но до тех пор, пока не будет решена главная задача - доступ экспертного знания до влиятельных лиц, - смысла в работе с научным сообществом не появится. С этим утверждением, кстати, согласен директор по развитию организационных проектов Института политических решений Ерлан Смайлов, который отмечает крайне низкую заинтересованность государственных структур в качественном аналитическом знании. "На сегодняшний день казахстанские "фабрики мысли" играют в современной политике и государственном управлении, скажем так, небольшую роль, - заявил он корреспондентам. - Безусловно, есть политики и структуры, которые пользуются аналитическими разработками, исследованиями и рекомендациями, но, к сожалению, это не является обычной практикой для государственных солюшн- и десижн-мейкеров. Та же ситуация в бизнесе: да, пишут стратегии, считают риски и т.д., но в целом в государственном и бизнес-менеджменте не сложилась культура потребления аналитических продуктов, проведения экспертных обсуждений, рассмотрения альтернативных вариантов решений. Отсюда зачастую низкое качество разрабатываемых и предлагаемых законов, нормативно-правовых актов и различных регулирующих документов. Для бизнеса это оборачивается угрозами рейдерства, потерями финансового и репутационного капитала".

Согласен с такой постановкой вопроса и политолог Расул Жумалы, предложивший посмотреть на проблему шире, но заметивший при этом, что "главная проблема заключается в невостребованности аналитических продуктов со стороны власти. Появляются добротные анализы и оценки, вырабатываются ценные рекомендации, но они оказываются не нужны". Другая проблема, по мнению эксперта, "связана с превращением некоторых аналитических структур, финансируемых из госбюджета, либо в пропагандистские по сути органы, либо в органы, озвучивающие только приятные для слуха властей предержащих оценки. Но это вряд ли прибавляет им авторитета и доверия, а также вряд ли соответствует нашим национальным интересам".

Если развивать мысль экспертов, то получается, что немногие "фабрики мысли" способны работать под крылом чиновников: сказывается политическая инерционность последних, заставляющая невнимательно относиться к формулированию глобальных задач и целей. В этом же контексте мыслит и Александр Собянин, заметивший одну занимательную тенденцию казахстанской политики: все самые лучшие решения в стране принимаются постфактум, что может говорить о качестве современной аналитики в Астане. "Можно привести очень достойные и хорошие аналитические проработки вышеуказанных трех мозговых центров и некоторых других, объясняющие причины ошибок и неверных решений. По ним были приняты четкие управленческие и организационные решения - высокие лица смещались со своих должностей, начинались реорганизации компаний и национальных фондов. Однако все это делалось постфактум, когда нежелательное событие уже произошло. Т.е. президент Казахстана мог в оперативном режиме рассчитывать лишь на уровень сотрудников Ак Орды и интеллектуальный уровень министерств и ведомств. Какие бы там ни были крепкие аналитики, все они находятся в зарегламентированном пространстве, ограничены узкими рамками своих функциональных обязанностей, по определению не могут себе позволить широкий кругозор и глубокий анализ".

Что в контексте высказанного даст переезд крупнейших мозговых центров в Астану? Совершенно никакого прибытка. Более того, разделение экспертного сообщества по географическому принципу - на Астану и Алматы - не может повлиять на качество исследований, поскольку вовсе не ученые, а именно чиновники не способны воспринимать научное знание. Это, кстати, констатировал главный научный сотрудник КИСИ Мурат Лаумулин: "У меня стойкое впечатление, что по очень многим позициям в госаппарате такой подход: мы уже знаем ситуацию, мы уже знаем, как надо делать. Даже аналитика государственных институтов здесь играет второстепенную роль".


Мозговой шторм


Итак, решение принято: первым в Астану отправляется Фонд первого президента. Косвенно этот шаг может означать: в столице наконец-то осознали ценность "яйцеголовых" и готовы опираться в своих решениях на качественную исследователь­скую работу. К сожалению, нам не удалось добиться комментариев от бывшего исполнительного директора ФПП Бектаса Мухамеджанова - ведь наверняка учредители фонда, среди которых не последнюю скрипку играет старшая дочь главы государства Дарига Назарбаева, при принятии решения руководствовались какими-то соображениями высшего порядка. Но доподлинно известно только, что переговоры с учеными не были особенно долгими (в частности, тот же Б.Мухамеджанов работает уже директором ИМЭП), а сборы слезливыми: фонд даже не успел завершить некоторые проекты. С чем может быть связана такая спешка? И для чего Астане могли понадобиться научные кадры?

Ответ на этот вопрос дает Александр Собянин, обративший внимание исследователей на очевидный факт: "В Астане предполагается размещение ряда общеевразийских структур управления создаваемого решением Путина, Назарбаева и Лукашенко Евразийского Союза на базе Таможенного союза, Единого экономического пространства, ЕврАзЭС и ЕАС". По мнению эксперта, "от степени оперативности, от возможности личных встреч и общения казахских "яйцеголовых" с коллегами из других стран в евразийских структурах будут критически зависеть позиции Казахстана в Евразийском Союзе. Что еще важнее - от этого будет зависеть то, сколько из казахских предложений войдет в матрицу будущего государства. В России к аналитике по общеевразийским задачам готовятся серьезно - ведущий Российский институт стратегических исследований (РИСИ) в январе 2012 года повысил свой статус, а с прошлого года начал создавать в других странах филиалы".

Для большей эффективности распределения научных ресурсов эксперт предлагает еще до переезда сделать важную вещь: определиться с глобальными целями, ради которых создать огромные международные аналитические институты. То есть, по сути, вдохнуть жизнь в формирование идеологии, признать на государственном уровне важность экспертной работы.

- Правильная постановка главной задачи, - уверен он, - создать в Астане аналитические центры мирового уровня. И для этого важнее всего даже не достаточный бюджет, а иерархия задач. И в этой иерархии важнейшим критерием должна быть не личная лояльность экспертов, а их уровень. Уровень, который бы признавался коллегами-аналитиками в России, Узбекистане, Белоруссии, Таджикистане, Кыргызстане. Поставим такой критерий - и сразу же будет видно, "сколь узок круг их" в Казахстане. Безусловно, аналитиков и экспертов такого уровня придется обхаживать, договариваться, предлагать приемлемые для них условия работы, чтобы они на годы поехали работать в Астану. Такие центры мирового уровня в Астане будут ориентироваться не просто на слова и позицию Нурсултана Назарбаева, но и на обеспечение стратегических интересов Казахстана как по отражению множащихся угроз, так и по задачам сверхразвития в рамках Евразийского Союза.

Более того, в этом контексте становится важным перераспределить оставшиеся в Алматы силы - чтобы увеличить, как это ни странно прозвучит, отдачу от интеллектуальной деятельности аналитиков и экспертов в Алматы.

- Ряд решений, отмечает специалист, - лежит на поверхности. Это, в первую очередь, трудоустройство максимального количества лучших экспертов в остающихся в Алматы филиалах КИСИ и Фонда первого президента. Более того, структурировать их по примеру Москвы и Петербурга. Дело в том, что многие аналитические центры в Москве опираются в немалой степени на интеллектуальный ресурс северной столицы РФ, и в таких связках обычно питерцы представляют более фундаментальное академическое знание, что придает итоговым материалам нужную глубину и более высокое качество. Но главное - ключевые исследования из Казахстана часто заказываются в России, поэтому необходима прямая экспансия казахских мозговых центров в Россию, прежде всего в Москву и Санкт-Петербург, а также в Томск, Новосибирск, Екатеринбург. И в интересах государства Казахского, чтобы такие центры возглавляли алматинцы.

Впрочем, не так радужно настроен эксперт Марат Шибутов, заявивший, что переезд - негативное явление, поскольку "кадровый состав мозговых трестов формируется годами, и он не может переезжать в Астану как по банальным экономическим причинам (нет квартир), так и по более продвинутым (нет среды для развития). Астана до сих пор остается интеллектуально провинциальным городом, туда даже просто людей на дискуссию надо везти из Алматы". Более того, он косвенно подтверждает тезис Собянина о заказах исследований из-за рубежа, но с негативной окраской: "В условиях, когда у нас мозговых трестов не больше 6-7 действующих, сокращение их числа может стать критическим. И так большинство концепций развития в стране иностранные, и общеизвестно, чьи они лоббируют интересы. Поэтому терять и без того слабый потенциал - значит опять идти к иностранным центрам".

Что же остается в сухом остатке? Без формулирования четких глобальных задач на уровне государства переезд ведущих мозговых трестов становится очередной фикцией, идеей ради самой идеи. Те же политологи, рассуждая со страниц журналов о стимулах развития научной отрасли, говорят в большей степени о необходимости изменения подходов, о переходе на рыночные "рельсы", формировании целого рынка знаний. Правда, в этом смысле, по словам представителя частного ИПР Ерлана Смайлова, "ситуация все же меняется: есть государственные органы и компании, которые пользуются интеллектуальными продуктами, заказывают их, платят за это деньги". Но это, по его же словам, единственный "конструктив" по всему периметру проблематики.
Tags: cental asia monitor, Ассоциация приграничного сотрудничества, Институт политических решений, Институт политических решений (Алма-Ата), КИСИ, Казахстан, Пак Михаил Дмитриевич, Собянин Александр Дмитриевич, Фонд Первого Президента Казахстана, Шибутов Марат Максумович, Шибутов Марат ака Мегахомяк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments