?

Log in

No account? Create an account

В Казахстане невозможна передача власти по азиатскому типу. Гарант власти - сам Нурсултан Назарбаев - ЖЖ коми-пермяк — ЖЖ

дек. 30, 2011

03:22 am - В Казахстане невозможна передача власти по азиатскому типу. Гарант власти - сам Нурсултан Назарбаев

Previous Entry Поделиться Next Entry

13.05.2011, о текущей ситуации в Казахстане и о Нурсултане Назарбаеве:

Нурсултан Абишевич Назарбаев хочет оставить о себе в Казахстане хорошую память, которая не будет зависеть от преемственности или непреемственности. Он хочет остаться тем, как его сейчас называют, - лидером нации, основателем сильного, успешного государства, первого государства казахов. Государства, признанного Китаем и Россией, - теми странами, с которыми так сложно на протяжении своей истории общались, и, соответственно, среднеазиатскими государствами. Он понимает, что если Казахстан будет его ненавидеть, то в истории он не останется. Назарбаев сам для себя точно, я думаю, формулирует - это видно - собственный вызов. Вызов - это очень успешный, очень благополучный Казахстан, который благодарен ему за это.
Президент Казахстана обязательно выстроит такую систему, которая после его ухода не позволит стране свалиться в дестабилизацию. Он снизит риски, не позволив преемнику стать зависимым от складывающейся психологической ситуации. Речь следует вести о некоем "Политбюро" при преемнике. В этом варианте уже можно говорить как-то серьезно.
Единственным гарантом того, что задуманное произойдет успешно, и в плане общего экономического пространства с Россией и Белоруссией, и в плане передачи преемственности власти, устоев и идеологии, является сам Нурсултан Назарбаев.
Все зависит от элиты, а элита Казахстана не хочет заниматься населением Казахстана.
В условиях тех вызовов, которые стоят перед Казахстаном, это означает - не выжить. При любой конфигурации: сильный Казахстан в дружбе с Россией и азиатскими странами или Казахстан в составе евразийского государства, где у казахов будет большая роль, - везде нужно обязательно обеспечить преемственность назарбаевского курса. Для будущего Казахстана - неважно, суверенного или в составе Евразийского союза - очень важно, чтобы казахская элита преобразилась...



На фото: Ак Орда, Администрация Президента Республики Казахстан, 2010 г. Копирайт: Вячеслав Степанов ака gelio-nsk.

На фото ниже: вид на главную улицу Астаны - Водно-Зелёный бульвар - из окна Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева, 2010 г. Копирайт: Мухтар Холдорбеков, журнал Spiegel.






13.05.2011, с чем у меня лично ассоциируется Казахстан, спустя 12 лет достаточно плотной работы по Казахстану и в Казахстане:

Главная магистраль, которую, конечно, президент Назарбаев сам утверждал, предельно символична. Большая центральная улица - Водно-Зелёный бульвар, на одной стороне "замок" - Ак Орда (администрация президента Казахстана), сзади которой болото, то есть там дороги нет, это именно тупик.
И абсолютно прямая, широкая дорога, по краям которой стоят абсолютно недееспособные государственные башни-конусы. В них жить и работать невозможно. Я просто дико жалел тех, кто там сидит - нельзя работать в круглом здании. В нем можно пить, веселиться, массовые мероприятия проводить. Жить и работать надо в квадратном или прямоугольном помещении. А там комнаты полукруглые, еще скошены наверх, а по главному коридору идешь - как моряк, должен одной ногой загребать, потому что он круглый, а коридор-то маленький...
Недееспособный и длиннющий дом, состоящий из нескольких блоков, который строился для того, чтобы вместить все министерства Казахстана. Никто не захотел туда ехать, потому что это просто длиннющий дом, неудобный, но шикарно выглядящий, монументальный, как Китайская стена. Дальше - дома чиновников. Они нормальные, то есть чиновники вне работы живут хорошо.


На фото ниже: монумент Независимости Республики Казахстан "Байтерек" расположен на главной улице Астаны Водно-Зелёном бульваре, ровно посередине между начинающим бульвар "замком правителя" зданием Ак Орды и так называемом "элеватором" зданием Фонда национального благосостояния "Самрук-Казына" (виден вдалеке), 2011 г. Слева серый купол - Национальный архив Республики Казахстан, справа бело-изумрудное разноэтажное здание компаний, входящих в "Евразийскую группу" "евразийских евреев" Машкевича, Ибрагимова и Шодиева (ENRC, ТОО "Евразийская корпорация природных ресурсов" и др.). Копирайт: Вячеслав Степанов ака gelio-nsk.




В середине - монумент "Байтерек", то есть тополь пирамидальный, гибкий тополь, наверху которого - яйцо птицы Самрук. Это Феникс возрождающийся. Он же Орфей, он же Иисус Христос, другие ассоциации - умирающий и возрождающийся бог. Тополь - тонкий, изящный, но очень прочный - держит на себе возрождающееся живое начало. Это абсолютный символ нынешнего Казахстана, который может даже пройти через "Египет-Ливию", но возродится. На все сто процентов, потому что настолько мощная и здоровая энергетика, потенциал элиты...
Дальше по этому бульвару размешены ключевые министерства, которые не захотели в том чудовищном здании жить: например, обороны. Огромная башня - министерство транспорта, потому что для Казахстана это критично: железные дороги и трубопроводная промышленность. И здание "Самрук-Казыны" завершает этот проспект, за которым 200 метров, и наклоненная башня "Хан-Шатыр" - "ханский шатер", сзади которого тоже болото. Предельно прямая магистраль. Из окна не только президента, но всех высших чинов она вся просматривается, включая "Хан-Шатыр", видно всё - всё государство. Народа нет. Госструктуры подчинены и прозрачны. Но сердцевина правильная: "Байтерек". И достаточно трезвое понимание: а на что опираемся? Опираемся на нефть, газ, атом и железную дорогу.




21 июля 2011 г. в интервью алмаатинскому интернет-порталу Guljan.Org я говорил о политической ситуации:
"Преемственности системной в Казахстане не может быть. Только и исключительно личная преемственность. Кроме самого Нурсултана Назарбаева никто не сможет без вреда для Казахстана позаботиться о передаче власти..."
http://sobiainnen.livejournal.com/34353.html
А вот только на днях обнаружил в Сети еще одно свое интервью, данное аж 13 мая 2011 года Гохгуту Кириллу Андреевичу, сотруднику Фонду "Интеграция", включающему в себя российский, украинский, казахстанский и грузинский центры "Интеграция". Не знал, что разместили, спасибо Кириллу Андреевичу - очень корректно передал мысли о Казахстане.


На фото: Собянин Александр Дмитриевич, на лекции "Современное состояние Беларуси - поиск новой модели развития", которую читал выдающийся белорусский аналитик Шевцов Юрий Вячеславович ака Гуралюк, директор Центра по проблемам европейской интеграции (Минск). Алма-Ата, Клуб Института политических решений, 25 мая 2011 года. Фото Клуба ИПР.




Александр Собянин: "В Казахстане невозможна передача власти по азиатскому типу. Глава республики обязательно выстроит такую систему, которая после его ухода не позволит стране свалиться в дестабилизацию". // Фонд "Интеграция". 13.05.2011.
http://www.union-report.ru/interview/2011-05-13/38
Фонд "Интеграция" о себе:


© Региональный общественный фонд "Интеграция"
Фонд "Интеграция" - некоммерческая, негосударственная организация, действующая в странах постсоветского пространства. Фонд ставит задачу содействовать интеграционным процессам в странах бывшего Советского Союза.
Руководитель фонда "Интеграция" Морозов Сергей Сергеевич.
Web-сайты: http://www.integration.su, http://www.union-report.ru.
В Фонд "Интеграция" входят:
Российско-украинский центр "Интеграция". Директор: Морозов Сергей Сергеевич. E-mail: contact@integration.su. Мобильный в Москве +7 (926) 666-6886. Мобильный на Украине +380 (63) 597-6055.
Российско-казахстанский центр "Интеграция". Директор: Бударин Глеб Юрьевич, заместитель главного редактора журнала "Регионы России: Национальные приоритеты".
Российско-грузинский центр "Интеграция". Директор: Стуруа Георгий Шалвович.




Под катом полный текст интервью Фонду "Интеграция", 13.05.2011, корреспондент Кирилл Андреевич Гохгут

На вопросы портала Union Report отвечает руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин.


- С чем у вас ассоциируется Казахстан? Когда мы говорим про Россию, то подразумеваем, что у нас есть просторы, нефть, олигархи, черная икра, некий вполне известный набор ассоциаций, в том числе медведи на улицах и балалайки...
- Астана как символ нового Казахстана. Я думаю, японские и американские архитекторы в ней начудили. Готов об этом подробно рассказать, насколько неправильно столицу развили в транспортном, коммуникационном и градостроительном смыслах. Главная магистраль, которую, конечно, президент Назарбаев сам утверждал, предельно символична. Большая центральная улица - Водно-Зелёный бульвар, на одной стороне «замок» - Акорда, администрация президента Казахстана, сзади которой болото, то есть там дороги нет, это именно тупик.
И абсолютно прямая, широкая дорога, по краям которой стоят абсолютно недееспособные государственные башни-конусы. В них жить и работать невозможно. Я просто дико жалел тех, кто там сидит - нельзя работать в круглом здании. В нем можно пить, веселиться, массовые мероприятия проводить. Жить и работать надо в квадратном или прямоугольном помещении. А там комнаты полукруглые, еще скошены наверх, а по главному коридору идешь - как моряк, должен одной ногой загребать, потому что он круглый, а коридор-то маленький...
Недееспособный и длиннющий дом, состоящий из нескольких блоков, который строился для того, чтобы вместить все министерства Казахстана. Никто не захотел туда ехать, потому что это просто длиннющий дом, неудобный, но шикарно выглядящий, монументальный, как Китайская стена. Дальше - дома чиновников. Они нормальные, то есть чиновники вне работы живут хорошо.



В середине - «Байтерек», то есть тополь, пирамидальный, гибкий тополь, наверху которого - яйцо птицы Самрук. Это Феникс возрождающийся. Он же Орфей, он же Иисус Христос, другие ассоциации - умирающий и возрождающийся бог. Тополь - тонкий, изящный, но очень прочный - держит на себе возрождающееся живое начало. Это абсолютный символ нынешнего Казахстана, который может даже пройти через «Египет-Ливию», но возродится. На все сто процентов, потому что настолько мощная и здоровая энергетика, потенциал элиты...
Дальше по этому бульвару размешены ключевые министерства, которые не захотели в том чудовищном здании жить: например, обороны. Огромная башня - министерство транспорта, потому что для Казахстана это критично: железные дороги и трубопроводная промышленность. И здание «Самрук-Казыны» завершает этот проспект, за которым 200 метров, и наклоненная башня «Хан-Шатыр» - «ханский шатер», сзади которого тоже болото (копирайт фото: Вячеслав Степанов ака gelio-nsk).


Предельно прямая магистраль. Из окна не только президента, но всех высших чинов она вся просматривается, включая «Хан-Шатыр», видно все - все государство. Народа нет. Госструктуры подчинены и прозрачны. Но сердцевина правильная: «Байтерек». И достаточно трезвое понимание: а на что опираемся? Опираемся на нефть, газ, атом и железную дорогу.




- Заселить бы еще это пространство людьми...
- Людей нет. В этом пространстве уже людей не будет, оно уже другим «заселено». Символ Казахстана - это «Байтерек» и «Самрук», потому что сейчас республика не имеет шансов пройти в будущее, не изменившись внутренне. Пока только дома, и от этого потенция и мощь слаба. И речь идет не о государстве.
Казахская элита никогда не выдерживает столкновения с чужими элитами, если говорить о других площадках, расположенных вне Казахстана. Когда казахский бизнес приходит в Россию, он покупает правильные активы, например, пакет «Ханты-Мансийского банка», причалы в Санкт-Петербургском порту, вкладывает деньги в Мурманский судостроительный завод [не Мурманский, а Выборгский судостроительный завод. - Прим. А.Д.Собянин]. Действия совершает правильные, осмысленные, очень грамотные. Но не удерживает активы. Никогда не удерживает. Все, что я перечислил, он уже потерял, продав новым собственникам. Как умные - а они очень умные! - менеджеры, успевают продать раньше, чем их выкинут.
Придя в Тюмень, в Ханты-Мансийск, придя в Клайпеду, в Мурманск, в Питер, в Москву, они сталкиваются с русской деловой культурой, которая гораздо жестче, но за которой все-таки есть некоторый фундамент прочности. Русскому предпринимателю ради того, что поддержать свои внутренние установки «я сказал - сделал», не страшно потерять деньги. И он побеждает, выдавливает казахов, и они продают свои бизнесы.
В одиночку Казахстан намного крупнее в экономическом смысле, чем огромный по населению Узбекистан и все остальные вместе взятые страны региона, включая Туркмению. Для будущего Казахстана - неважно, суверенного или в составе Евразийского союза - очень важно, чтобы казахская элита преобразилась.




- Если говорить про экономические и социальные процессы, то за последнее время что бы вы могли назвать основным успехом Казахстана?
- В первую очередь Казахстан является единственной постсоветской страной, которая в high tech ушла гораздо дальше, чем советская Казахская республика. Ничего близко такого ни в России, ни в Украине, ни в Белоруссии нет. Казахский атомный комплекс сейчас гораздо более развит, чем в советское время, он изменился радикально. В объеме добычи возрос раз в десять-пятнадцать. Добыча урана идет на совершенно других технологиях, гораздо более эффективных, современных и масштабных. Такого опыта нет вообще в мире. Казахстан сейчас уже второй год занимает первое место в мире, опережая Австралию и Канаду по экспорту урана. Это единственная страна, атомный комплекс которой лучше развит, чем в советское время.





- А кроме атомной промышленности?
- Очень хорошо развились трубопроводные и железнодорожные проекты. Вот тоже хороший пример: от начала строительства «трубы» в Китай и официальным разрезанием ленточки - уже нефть пошла - прошел один год и два месяца. Нам в России можно только мечтать о таких темпах! Захотели - сделали. Все остальное - оно на слуху: резко поднята добыча нефти. Я почему выделил атомный комплекс, и космос еще добавлю, который в Казахстане просто стремительными темпами развивается? Потому что это заслуга именно национального правительства, а не мировых транснациональных компаний. Добыча нефти выражает заинтересованность мира, в Казахстане работают американские, японские, французские, индийские, китайские и прочие мировые компании...




- А если говорить про социальную сферу: образование, здравоохранение, жизненная инфраструктура?
- Там есть хорошее и плохое. В образовании удалось достичь ситуации, когда качество выпуска частных вузов не сильно уступает государственным. В России это даже близко не достигнуто. Второе: в образовании сложилась эффективная структура - Ассоциация вузов Казахстана.
Недостаток основной - столько людей с высшим образованием Казахстану не нужно. В результате возникают ситуации, когда на рабочие и инженерные специальности - по многим отраслям мы это знаем - оплата труда намного выше, но некому работать, ищут людей, привозят их из России: из Оренбурга, из Новосибирска, из Красноярска, из Томска. При этом зарплаты высокие, даже по российским меркам...
В социальной сфере в целом ситуация благополучнее российской. Казахстану удалось то, о чем Герман Греф и Леонид Рейман говорили много-много лет назад: об упрощении взаимодействия простого человека с государственными структурами. У нас вводилась «Электронная Россия», ФЦП - федеральные целевые программы, отраслевые программы, но не удалось достичь поставленных целей и задач. А в Казахстане человек может прийти, подать документы и не париться, что бы там ни было: ЖКХ, штрафы, ГАИ, какие-то образовательные платы... Он просто приходит, деньги отдает и говорит, что ему нужно.
Такая же потрясающая эффективность достигнута с частным предпринимательством. Эта система уничтожает всякую возможность коррупции, вообще начисто. Потому что человек, принимающий документы, не имеет никакой возможности подтолкнуть или притормозить их. Ввести какие-то дополнительные платные услуги или организовать новые «хождения» заявителя за какими-то справками. У нас, даже чтобы зарегистрировать средство массовой информации или ООО предпринимательское, нужно очень много коридоров оббегать, а там человек приходит, в одно окно документы отдает - и все решается. Государство захотело - и смогло это сделать. И никому байки не рассказывает о том, как это сложно, какая царит повсюду коррупция, бюрократия, как она препятствует инновациям и так далее.
Я считаю, здесь есть элемент доверия к собственному народу. Восприятие людей как народа, а не как население. Это демонстрация эффективности: если государство хочет избавиться от каких-то порочных практик, то ему не надо страдать от существующих пороков, надо просто захотеть - и это все получается.





- Реформы в здравоохранении, на ваш взгляд, так же активно идут?
- С этим хуже. Здравоохранение, как и ЖКХ, перешло на радикальную монетизацию - в России даже близко не снилась такая степень монетизации - и уровень выплат по дому, что связано с электричеством, с водой, с обслуживанием дома и так далее, в процентах к зарплате в Казахстане раза в четыре больше, чем в России.
Но это все приняли, то есть никаких серьезных возмущений не было. Со здравоохранением дело обстоит хуже намного, потому что, в отличие от ЖКХ, где новации население приняло, монетизация здравоохранения привела к тому, что количество людей, обращающихся за медицинской помощью, упало в разы: люди просто перестали обращаться за медицинской помощью - потому что нет денег. И даже тогда, когда на самом деле можно получить бесплатную помощь, люди об этом не знают. Здравоохранение в более плачевном состоянии.
Я думаю, здравоохранение по сословиям с тратами сегрегируется. И элита таких проблем не имеет, пользуется нормальным здравоохранением, платным и дорогим, поэтому не видит, что рядовая казахская поликлиника очень сильно проигрывает по сравнению с рядовой российской поликлиникой, даже в провинции. Я не говорю о крупных городах, это некорректное сравнение.




- С какими основными проблемами, с рисками и опасностями может столкнуться государство в ближайшее время?
- Конечно, основная проблема - это развитие событий по египетско-ливийскому варианту. Это очень серьезно, и намного важнее, чем исламисты, чем борьба элит. Борьба элит заключается в Казахстане в том, что все готовятся к жизни после Назарбаева.





- То есть киргизского варианта не будет, а египетский?
- Египетско-ливийский. Такого жесткого, как в Киргизии, конечно, не будет. Казахи как нация менее пассионарны. Это во-первых. А во-вторых, они слишком разные. У киргизов все эти деления - южные, северные - очень условны, и на уровне политики не проявляются. На уровне разговоров, симпатий это проявляется, а психология одна и та же. А у казахов группы: западные - Уральск, Актюбинск, Атырау; центральные - Караганда, Астана, Павлодар, Кокчетав; южные - Чимкент, Тараз, и гастарбайтерский пояс вокруг Алматы огромнейший, очень радикально различаются.
Намного больше, чем, скажем, в Сибири русские и северо-кавказские русские, которые, понятно, настолько разные... Поэтому никакой солидарности, одинаковых действий не будет. Для Казахстана египетско-ливийский вариант означает развал страны на три пространства. Основные пространства - с центром Алматы, и запад, на которое нацелены американцы, и южная часть, которая тесно привязана к Узбекистану и Киргизии по исламизму, по гастарбайтерству...
При этом в России, на вокзалах и на базарах, на предприятиях люди говорят о Путине и Медведеве. В жизни простого русского человека власть еще присутствует. При всех негативных аспектах полной разобщенности нет. В Казахстане картина иная: есть разобщение, и кто возглавит страну завтра - народ мало заботит. Соответственно, его абсолютно не волнуют цели, задачи и желания элиты. Это же беда!




- А что волнует? Уровень жизни?
- Само выживание... Как известно, если ты не хочешь заниматься своим населением, им займутся другие. Все, что можно сделать мне, как московскому аналитику, тесно работающему с казахами, часто туда летающему и реально уважаемому, я сделаю. Но понятно, что мое мнение - это мнение умного симпатизанта, но все-таки иностранца. Все зависит от элиты, а элита Казахстана не хочет заниматься населением Казахстана.
В условиях тех вызовов, которые стоят перед Казахстаном, это означает - не выжить. При любой конфигурации: сильный Казахстан в дружбе с Россией и азиатскими странами или Казахстан в составе евразийского государства, где у казахов будет большая роль, - везде нужно обязательно обеспечить преемственность назарбаевского курса...





- Что понимать под преемственностью курса?
- Нурсултан Абишевич Назарбаев хочет оставить о себе в Казахстане хорошую память, которая не будет зависеть от преемственности или непреемственности. Он хочет остаться тем, как его сейчас называют, - лидером нации, основателем сильного, успешного государства, первого государства казахов. Государства, признанного Китаем и Россией, - теми странами, с которыми так сложно на протяжении своей истории общались, и, соответственно, среднеазиатскими государствами. Он понимает, что если Казахстан будет его ненавидеть, то в истории он не останется. Назарбаев сам для себя точно, я думаю, формулирует - это видно - собственный вызов. Вызов - это очень успешный, очень благополучный Казахстан, который благодарен ему за это.





- Для этого нужно передать власть в не менее сильные, успешные руки.
- А дальше сложно, потому что передача власти очень зависит от идеологической картины. Нет ни в его окружении, ни в его потомстве, ни среди родственников людей, которые воспроизведут его тип управленца.
Наверху есть понимание, что невозможна передача власти по азиатскому типу. И у Назарбаева это понимание есть, поэтому никакой возможности просто передать власть кому-то из младших родственников я не вижу, и в такой вариант не верю, именно потому, что очень хорошо представляю, что происходит в Казахстане.
При этом можно сейчас говорить точно совершенно: важно то, насколько серьезно его окружение - по его поручению, а не само по себе - вглядывалось в передачу власти от Минтимера Шаймиева Рустаму Минниханову в Татарстане. Это действительно интересный опыт, когда человек, уйдя и формально не имея никаких уже рычагов, а у госсоветника Шаймиева нет уже рычагов, он оставил идеологически ту же Татарию Шаймиева. Это все понимают и все принимают. Принимают в Москве, и принимают за рубежом, и принимают в самой Татарии. В этом плане уникальная ситуация.
Это то, что не удалось в Башкирии. Изучались разные модели, по которым осуществлялись успешные и неуспешные передачи власти в других странах и республиках России. Президент Казахстана обязательно выстроит такую систему, которая после его ухода не позволит стране свалиться в дестабилизацию. Он снизит риски, не позволив преемнику стать зависимым от складывающейся психологической ситуации. Речь следует вести о некоем «политбюро» при преемнике. В этом варианте уже можно говорить как-то серьезно.
Единственным гарантом того, что задуманное произойдет успешно, и в плане общего экономического пространства с Россией и Белоруссией, и в плане передачи преемственности власти, устоев и идеологии, является сам Нурсултан Назарбаев.




16 декабря 2011 г. в городе Жанаозене Мангистауской области и областной столице городе Актау начались массовые выступления против власти, в Жанаозене сожжены здания городского акимата (мэрии) и "Озенмунайгаза".
17 декабря Нурсултан Назарбаев издал Указ Президента Республики Казахстан от 17.12.2011 № 197 "О введении чрезвычайного положения в городе Жанаозен Мангистауской области".
Вслед за этим постановлением правительства Республики Казахстан был уволен с поста председателя правления ФНБ "Самрук-Казына" зять президента Назарбаева Тимур Кулибаев, а на его место назначен более решительный, но и гораздо более способный слышать и понимать рабочий народ Умирзак Шукеев.

На фото ниже: президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на встрече с работниками "Озенмунайгаза" и с полицейскими после введения в Жанаозене чрезвычайного положения. Актау, 22 декабря 2011 года. Фото пресс-службы администрации президента Республики Казахстан.